Реклама в
Интернет
Stolica.ru Все
Кулички

Poruchik Rzhevskij
Ржевский и теперь
живее всех живых!
Gusarskij Klub

Ржевский о любви

Авторы: барон фон дер Зик, пк. Грыжевский, ппр бен Авром, к. бен Моше, ппр. Кац

Дата написания:

1.
Когда мы заняли Варшаву,
Повеселились мы на славу -
Устроили мы бал,
Ну а паненки, ах, паненки,
Ну словно на варенье пенки,
Белы, резвы и извращенки -
Я много их ебал.

2.
Две панночки, Марыся с Юлей,
На том балу мне приглянулись,
"Сестрицы", - говорят.
Не знал к какой бы прицепиться,
Но, дело мастера боится,
И так сумел я изловчиться -
Обеих взял за зад!

3.
Девицы, право не смутились -
Ко мне всем телом привалились,
Моя взыграла кровь
И член поднялся неприлично.
"Ну" - говорю - "пойдемте птички,
Я покажу вам, католички,
Гусарскую любовь."

4.
Тут наша тройка ускользнула,
На лестнице свечу задула,
И в спальню пробралась.
Я снял с них шелковые платья,
Двух сразу заключил в объятья,
Но долго не хотел их мять я -
Потеха началась.

5.
Я раком их поставил рядом,
Легонько поводил по заду
Им кончиком хуя...
И тут одна, и тут другая,
То вынимая, то вставляя,
Ебал, секунды не теряя,
Их вперемежку я.

6.
Да! Были люди в наше время!
Бывало, только брызнет семя
На белый дамский зад,
Как тут же деве вставишь снова,
И, до пришествия второго,
Свой член гоняешь неистОво,
А девочки - визжат!


7.
И тут на странный шум влекома
Их матушка, хозяйка дома,
К нам распахнула дверь.
Марыся с Юлей бледны стали -
Ну, словно, клитора отпали -
И в страхе только прошептали
"Что делать нам теперь?"

8.
Я ж, как всегда, не растерялся,
И, слава Богу, не болтался
Мой хуй, а вверх стоял.
А вижу - мать-то глаз не сводит
И, вроде, гнев ее проходит,
А бедра словно штормом водит
И я тогда сказал:

9.
"В любви пареньи невесомом
Хуй в рот, как плин заходит комом,
Мудя как костыли.
Любовь отчаянно нагрянет,
Ваш клитор словно Ванька-Встанет
И сладострастие протянет,
Как жопу на мели".

10.
Я тут прижал ее легонько -
Корсет, мол, краля, рассупонь-ка,
Тебя ли мне учить?!
Она сперва лишь вспыхнет гневно,
Но ничего - чай, не царевна,
И вот уже мычит напевно
И просит повторить.

11.
Ну, впрочем, мать не подкачала:
На пол-аршина грудь торчала,
Ну баба - хоть куда!
А круглая, тугая жопа,
Ну словно бруствер у окопа,
В ногах крепка как антилопа
И сочная пизда.

12.
Как на кровать мы повалились
Немножко просто порезвились,
Ее я трахнул раз.
Потом она на мне воссела
И принялась всерьез за дело:
Скакала, бедрами вертела,
Аж искры шли из глаз.

13.
Марыся с Юлей не отстали,
Они меня с боков ласкали,
В рот лили коньяка.
Такие западные нравы,
Найти нельзя на них управы,
И сам я, Ржевский, ебарь бравый,
Устал тогда (слегка).

14.
Но отдохнуть не тут-то было
Едва любовного их пыла
Отхлынула волна
Лежал я воздух набирая,
Когда их матушка лихая
Ко мне под бок легла вздыхая
И шепчет мне она:

15.
"А все ж на дочек я сердита.
Зачем ты, старый волокита,
Довел их до греха?
Гулять налево и направо -
О них пойдет дурная слава,
Должна найти на них управу
И дать им трепака.

16.
Нашкодил ты - исправить надо,
Дай хорошенько им по заду,
Пусть знают наперед:
Лишь после свадьбы с знатным паном,
Узнав, что он на пола бранном,
Иль опоив его дурманом,
Гулять придет черед."

17.
"Ну что Вы?" - тут я удивился,
"Гусар - тому я не учился
Девиц бить по задам.
Не извращаем мы природу
Хоть знаем мы французов моду.
У нас в России нату ходу
Маркизам де СадАм.

18.
И если провожаешь даму,
То надо честно, без обману,
Ее тащить в постель.
И там как следует ебаться,
Но перед тем поулыбаться,
А не как пьяный Ванька драться -
Ведь это ж не бордель!"

19.
Но нет, она не отставала,
И хлыст откуда-то достала,
Легли паненки в ряд.
Ах помню дальше как сквозь глянец:
Вилянье бедер их как танец
И, словно от снежка румянец,
Их попочки горят.

20.
Я тут же пожалел бедняжек
И сразу смачно и с оттяжкой
Обоих отъебал.
Они нисколько не сердились,
А пуще прежнего резвились,
Вокруг меня как плющ обвились,
И хуй мой снова встал.

21.
И так всю ночь без перерыва
И утром только еле жива
Увез меня Иван.
Хуй вздулся как бадья пивная
И я лечил его, стеная,
Льда накрошив и погружая
В шампанского стакан.


22.
Но что Варшава, дни похода...
Вот в Австрии в теченьи года
Пиры да кутежи.
Мы танцевали на Конгрессе
И упражнялись в политесе,
Союзникам рога навесив.
- Ах, Ржевский, расскажи.

23.
- Скажи-ка, Ржевский, ведь известно,
И нам ужасно интересно:
Когда ты в Вене был,
То там, с самой императрицей,
А не с какой-то мелкой птицей
За придворцовой околицей
Ты шашни заводил.

24.
О, Австрия, земля пивная,
Туда меня судьба пальная
В пятнадцатом году,
Забросила, в виду Шенбрунна,
Стояли мы и полк драгунов,
И с наму наш полковник Брунов,
С любимым какаду.

25.
Стояли чудные погоды,
Мы позабыли про невзгоды,
Окончилась война.
И осмотревшись, по бульварам
Гуляют лихачи гусары,
Играют скрипки и гитары,
И жизнь не столь скучна.

26.
Ах, как прекрасны австриячки,
На них ты смотришь как в горячке,
Член твой как меч стоит.
В дунайских фартуках крестьянки,
В цветастых платьях горожанки,
Княгини, леди, куртизанки -
Аж голова болит.

27.
Императрица ж всех прелестней
И глаз ее взгляд тем чудесней,
Что далека она.
В Шенбруннском замке проживает,
И с фрейлиной всегда гуляет,
Но взор гусара привлекает,
Его лишая сна.

28.
Но ведь дворцовая ограда
Какой-нибудь большой преграды
Создать не может мне.
Когда я с ней в саду столкнулся,
То виновато улыбнулся,
А член мой сразу встрепенулся,
Как сабля на войне.

29.
Императрица же снутилась,
Глаза невинно опустила,
Однако устоять
Перед моей мужскою силой,
Хоть королева, хоть кобыла -
Нельзя. Она аж позабыла
Свою родную мать.

30.
Небрежно падает платочек,
А в нем бумажки есть комочек -
Записка сля меня.
В оранжерее, в полночь ровно,
Со мною встретиться любовно,
Она уж жаждет, безусловно -
Могу ее понять.

31.
Итак, в полночный час стою я,
С ночными мухами воюю,
Императрицу жду.
Спешит она с одной сорочке,
Чтобы в укромном уголочке,
Дать мне с улыбкой ангелочка
Иметь свою пизду.

32.
В тени беседки мы обнялись
И превосходно поебались
Под песенки скворцов...
Да, было дело в это время,
И королевы наше семя
Глотали, и носили бремя
Гусарских молодцов.

33.
Однако, где-то свет включился,
И сразу я остановился,
"Быть может муж твой встал?"
И вправду, выскочили слуги,
Я мигом слез с моей подруги,
Грудь императорской супруги
В последний раз обнял...

34.
И задал стрекача поскольку
Уж очень мало было б толку,
Когда б я в плен попал.
Поскольку император страстен
К своей супруге, и опасен,
То был бы жребий мой ужасен,
Коль он меня б узнал.

35.
Однако просто я не дался,
И в лагерь быстренько съебался,
А там на все насрать.
Поэтому друзья скажу я,
Нетрудно, лишь бы воля хую,
Рукам, ногам и поцелую,
С императрицей спать.

36.
Так мы ебли в младые годы!
И в ясный день, и в непогоду
Душа любви полна.
Теперь - кружение в затылке,
Хуй не встает после бутылки
И клонит в сон, и взгляд - непылкий:
Другие времена.


Примечания

Данная строфа была признана лучшей.
Автор - пр. Илюха бен Моше.

Obratno v prixozhuyu
 
по всем вопросам, связанным с Гусарским Клубом,
пишите дежурному офицеру.

Copyright Гусарский Клуб, 1995-2002.


Stolica.ru
Реклама в Интернет