Реклама в
Интернет
Stolica.ru Все
Кулички

Гусары рассказывают...

Мемуары гусаров и другая проза.
1995 г.


Из донесения доставленного в штаб корнетом Маршаллом:

...Самый трудный момент в обороне крепости наступил сразу после того, как Андрей Болконский пошел отлить по утренней свежести на крепостной вал. Тут же самые ловкие из нападавших скхватили Болконского за член и попытались ворваться в крепость, но были сброшены вниз с большими потерями для Болконского.

...на 30-тый день обороны в крепости кончилась еда, так что гусарам пришлось есть собственное говно. Еще через пять дней низшие чины начали роптать на то, что их кормят несвежими объедками из офицерской столовой. Одного из корнетов стошнило прямо за столом, потому что ему попался в еде волос. На десятый день выяснилось, что запасы пищи больше не убывают, хотя она и стала более сухая.


рассказ п.Сгорлицына о себе при вступлении в Клуб

Проискхожу из старинного рода кньазей Сгорлицыных. Родословную свою ведем мы от живших при св. князе Владимире братьев Сгорлицыных, кои, согласно преданию, получили свое имя за поражавшую современников способность выпивать за княжеским столом по два ведра с горла.

Учился в Н-ском юнкерском училишхе, был отчислен за изрядную тупость и неспособность к наукам. В гражданскую войну вступил в Добровольческую Армию, где и был за боевые заслуги произведен в офицеры. В боях с красной сволочью проявил себя героем, за многочисленные подвиги был награжден крестами разнообразных степеней, орденами св. Анны и св. Петра, а также большевистским орденом Анки и Петьки, врученным по недоразумению. К сожалению, дальнейшее продвижение по службе и столь блестяще начатая офицерская карьйера были навсегда погублены злодейской шуткой судьбы, ибо во время боев под Екатеринославом я, как принято было выражаться в те далекие времена, пострадал за правду -- совместно с боевым товаришем поручиком Рж. пропил полковую казну и был лишен боевых наград и сословных привелегий.

Как сейчас стоят перед глазами последние бои под Новороссийском. Слезы наворачиваются на глаза, когда вспоминаю окончательный разгром белого движения и эвакуацию в Париж. Язык мой, отвыкший за годы скитаний от родной речи, не в силах описать вам, какое немыслимое кровопролитие и давка творились тогда вокруг французского посольства! А каких трудов стоило тогда получить белоэмигрантскую визу у бездушных франзузских чиновников! Не все, не все добрались до Парижа. Моего боевого друга корнета Обнагленского, героя, дебошира и бабника, с кем не раз ходили мы на конюшню... а впрочем -- это не относится к делу, так вот, его, покрывшего себя вечной славой в трактирах всех уездных городов Российской Империи, буквально вышвырнули из дверей посольства, несмотря на вполне правильно оформленое приглашение, присланное ему его другом по I-й мировой войне, мосье Шартрезом. Позже мне доводилось слышать, что при большевиках товарищ мой сильно бедствовал и вынужден был влачить сусшествование преподавателя военной кафедры в Н-ском Университете, а ведь тоже был рубака и пьяница не из последних...

Прошли годы. Долго еще мотало меня по свету, пока, к началу 30-х годов, не обосновался я на американском континенте. Все последующие годы служил я верой и правдой Государю в 197-м чикагском пехотном полку, и лишь недавно был переведен к новому месту службы в бостонский лейб-гвардии артиллерийский полк, в каковом и служу командиром Его Императорского Величества Отдельного Дивизиона Паровых Вычислиетельных Машин. Сие служебное перемещение склонен почитать за удачнейшее благорасположение жизненных обстоятельств, ибо имею в Кембриджском уезде Массачуссетской Губернии деревеньку и семейное поместие, так что, выражаясь образно и витиевато, как свойственно было, помнится, нашему штабному писарю в одна тысяча девятьсот шестнадцатом году, есть теперь куда преклонить голову, израненную и умудренную в дыму сражений и печали изгнания.


Рассказ переданый в Клуб корнетом Сухаревым.

... А взять к примеру Хенри Миллера ? - продолжил старик Хаирулин, бросив щепку в угасаюшие угли костра. Щепка сразу занялась, язычки пламени отразились искорками в его глубоко посаженных глазах, осветили худые небритые скулы.
- Женшина, Мужчина..., - презрительно сплюнул Хаирулин,
- Взаимотношения, - он сделал рукои неприличныи жест, -
- Поиски, вечные поиски себя, поиски друг друга...
Он замолчал, нашел на земле сучок и бросил его туда же, в угли.
- Ты вот, - обратился он ко мне, - на клетчатой простыне небось спишь, на ночь потолок пылесосишь, так ?
- Так, - смушенно признался я.
- И ты туда же: взаимоотношения, внутренний мир.. А ты к примеру, когда-нибудь кирзовые сапоги носил ? - лукаво прищурился старик.
- Два месяца, на военных сборах, - нашелся я, не понимая, при чем тут кирзачи.
- Два ме-е-есяца, на вое-е-нных, - передразнил Хаирулин, - а ты возми настояшии кирзовыи сапог, да поиди с ним в сортир к дому культуры,- он кивнул в сторону отдаленных огоньков поселка,- наклонись там в очко, да набери дристню, полное голенише. Потом спустись к мосткам, да брось его в речку-то. - Он довольно усмехнулся.
- И что дальше ? - спросил я. Хаирулин явно не ожидал вопросов.
Огорченно и как-то разочарованно посмотрел он на меня. Взяв ивовый прутик, старик стал машинально обстругивать его своим знаменитым ножом. Немного помолчали.
- Что дальше, что дальше ? Ну и это.. Как он, поплывет, или куда ?
- Куда поплывет ? - опять с глупым видом спросил я, так и не поняв, к чему он затеял этот разговор.
- А-а, хули тебе, козлу, обяснять, - безнадежно макхнул рукой старик.

поручик фон ТОРМОЗ вспоминает...

Вот вспомнил как в казармах на 3 курсе гвардейской академии слегка подпростыл и затемпературил. Зашел в гости к знакомым дамам, стали обсуждать народные рецепты. Я говорю - я признаю только 2: либо 1) чай с малиной, в одеяло и спать, либо 2) стакан/бутылку водки/спирта с перцем/чесноком, в одеяло и спать. Тут одна посмотрела на другую и говорит "Слушай, у нас же малиновое варенье есть!" и полезла в шкаф. Другая посмотрела на одну и говорит: "Слушай, у меня же чача есть!" и полезла в тумбочку. И не успел я возразить про порчу двух продуктов сразу, как они замешали полную кружку чачи с малиновым вареньем! Простите, господа! Болен был! И сказали "Пей, пока не удавили ;-)". Делать было нечего, выпил, но наутро голос у меня пропал полностью... ;-) Самое-то обидное, что чача хорошая была, а варенье ее портило - приторно-сладко...


Мемуары больше не принимаются!!!


Obratno na Cherdak
Obratno v prixozhuyu


Stolica.ru
Реклама в Интернет