Реклама в
Интернет
Stolica.ru Все
Кулички

Gusarskij Klub

Uchitel'skaja Yunkerskoj Akademii

Мемуары

На этой странице господа гусары делятся своими воспоминаниями об Академии.

Многие интересуются
Как был этот мир сотворен...
Что ж. Напишу мемуары
(В. Ланцберг)

  • гвардии генерал-лейтенант Грыжевский, отец-основатель Клуба и Академии, советник Генштаба

Господа юнкера, кем вы были вчера?
(исторические заметки основателя Клуба)

К концу 1995 года Гусарский Клуб, бесспорно, являлся одним из заметных мест в русской паутине, а российские интернет-ресурсы еще были плохо развиты. Это обстоятельство и вызвало большой приток гусаров в Клуб именно в этот период. Процедура приема в члены Клуба в то время была чрезвычайно проста: необходимо было лишь послать письмо на имя начальника Штаба, и я без разговоров включал человека в наши ряды. Однако, становилось совершенно очевидно, что среди новоиспеченных гусаров много людей случайных, пославших письмо на регистрацию в минутном порыве, просто для развлечения, и потом бесследно пропадавших. Для некоторых было забавно лишь придумать фамилию позаковыристее, а до самого Клуба и дела не было. Так, пачками записывались разнообразные Залупченко-Передрищев, Отсоси-Придунайский, Перденко, Отсосихуев и Голожопенко. Особенный кайф доставляло добавление титула к идиотской фамилии, типа Барон Распердяев, или виконт Жопоногов-Залупенский. Более того, подписавшись на лист, такие горе-гусары, проспавшись, начинали нецензурно требовать отписать их с листа. Сам Клуб, раздутый необычайно, насчитывал почти 200 членов, из которых, однако, не более пятой части активно участвовали в жизни Клуба. В сложившейся ситуации Штаб принял решение о введении Школы Юнкеров (впоследствии Академии) и введении закона о минимальной активности гусар. В предновогодние дни, а именно 28 декабря, на лист "Господа Гусары" было послано мое воззвание, которое официально ввело эти изменения в законодательстве Клуба. В моих Архивах сохранился оригинальный документ - текст послания, выставленный на страницы Клуба.

В тот же день Школа Юнкеров открыла свои двери для курсантов. Срок обучения в школе составлял два месяца, за которые юнкер был обязан проявить себя активных членом Клуба, а именно: набрать минимальную активность, как это предполагалось и для действительных членов Клуба.

Первым юнкером оказался некто Луценко, рассказавший один из анекдотов в коллекции о Ржевском, и на этом его деятельность в Клубе и закончилась.

Первым юнкером, переведенным в основной состав, был Бендер, который долгое время принимал активное участие в жизни Клуба. Само принятие юнкера Бендера в ряды членов Клуба было обставлено торжественно. Сразу же необходимо заметить, что перевод Бендера был досрочным, и был приурочен к маневрам Чикаго-96/1, которые и прошли в имении новоиспеченного корнета. На маневры съехались гусары Мичигана, Иллинойса и Индианы, и перед строем юнкеру Бендеру мною было торжественно вручено именное оружие - пистолет (заблаговременно купленный в одном из игрушечных магазинов). Салют, троекратное "УРА", беспорядочная пальба и коньяк "Арарат" явили миру первого корнета, закончившего Школу Юнкеров. Маневры продолжались далеко за полночь, с игрой в дротики (в которой я одержал безоговорочную победу) и утренним кофе с преферансом.

Первым выпускником Школы, который и по сей день находится в наших рядах, стал Букин. И еще как стал! Я не думаю, что нужно рассказывать, каких вершин достиг ныне гвардии генерал Букин, но все ли знают, что перевод Букина в основной состав сопровождался присвоением ему звания поручика, за многочисленные призовые места в конкурсах в бытность его юнкером? Об организаторской роли Букина можно писать отдельную статью, и, несомненно, только благодаря его усилиям Клуб не только сохранился, но и получил дальнейшее развитие.

Отдельного упоминания заслуживает первый виртуальный юнкер в Клубе - Соломон Блевако, плод воображения вашего покорного слуги и бенАаврома, очень заметной личности Гусарского Клуба образца 1995-1996 годов. Соломон Блевако, парень из Костромской глубинки, студент первого курса Рязанского пединститута, писал наивные и искренние письма на лист "Господа Гусары", просил совета - как ему знакомиться с девушкой, и весь Клуб помогал парню построить свою личную жизнь. Между делом Соломон завоевал несколько призовых мест, и даже одно первое за лимерик, который мне самому очень нравился, и я цитировал его не раз:

В магазине "Чукотские дали"
Мне компьютер новейший продали
В нем две схемы, диод,
Мышь, экран, дисковод,
Только очень тугие педали.

Такие творческие успехи привели к тому, что Соломон не только был переведен в основной состав, но и дослужился до подпоручика и ушел в тень только тогда, когда у его отцов не стало хватать времени на творчество. Виртуальность Соломона была раскрыта много позже, уже после блестящего розыгрыша Шурочкой Азаровой, за что орден ее имени был присужден создателям Блевако.

В марте 1996 года ректором Академии (именно в этот период Школа переименовывается в Академию) стал корнет Шапокляк (в быту - Коля Пятаев), бессменный крупье Интернет-Клуба "Что? Где? Когда?". В то же время ректор Академии вошел в состав штаба, а в Академии были введены вступительные экзамены, заключавшиеся тогда в заполнении экзаменационного вопросника, охватывающего основные аспекты жизни Клуба. Для ответов на вопросы кандидат должен был хорошенько изучить материалы и документы Клуба, и это поставило еще один барьер для случайных людей. Сам перевод из юнкеров в корнеты рассматривался уже как серьезное достижение и отмечался обильными возлияниями и кутежом.

На времена ректорства Шапокляка приходится и первый юнкерский бунт, приуроченный к моей инспекционной поездке по гарнизонам востока Америки. Бунт возглавлялся самим Шапокляком, который без пререканий сдался Штабу как только инспекционная поездка завершилась.

В заключение хочу обратиться к юнкерам нынешнего призыва с воззванием гордо нести имя курсанта Академии, понимать, какую важную роль они выполняют сейчас в Клубе, работая над курсовыми работами. Я рад, что сам Клуб, ставший уникальным явлением в Рунете, являясь старейшим русским виртуальным объединением, сохраняет свои традиции. Что не одними попойками и кутежом жив Клуб, а и тонким юмором конкурсов, эрудицией гусарской знакотовской команды и историческими изысканиями истоков и традиций настоящих гусаров.


  • гвардии генерал-майор Янус Невструев, гусар с 11 января 1996 года, советник Генштаба

Я вступил в академию в первых числах января 1996 года. Правда, тогда она еще не была Академией. Она называлась Школой Юнкеров. Академией ее сделал не кто иной, как Шапокляк.

А в мое время Шапокляк еще не был ректором, по двум весьма уважительным причинам. Во-первых, Шапокляк еще не пришел в Клуб. А во-вторых, не было должности ректора как таковой. Приемом юнкеров занимался лично генерал Грыжевский, он же "дежурный по Клубу".

Школа Юнкеров только-только организовалась, и я был в числе первых юнкеров. Представляете, какой облом: месяц я колебался - вступать или не вступать в Клуб, а когда наконец вступил, то обнаружил себя не офицером, а салагой с птичьими правами! :-)

Зато компания была хорошая. В конце письма Вы найдете текст странички Школы Юнкеров в конце февраля 1996 года. Букин, который вступил в Школу как раз передо мной, уже стал поручиком досрочно. Также переведен в корнеты юнкер #1 Соломон Блевако (он же первый в истории Клуба дубль), а также мой однокашник по Киевскому политеху Бендер.

Из первых курсантов сразу бросаются в глаза:

  • юнкер Шапокляк - вступил 28 января 1996 года;
  • юнкер nAPOBO3UKOB - вступил 30 января 1996 года (это который Paravozov-news)
  • юнкер Филиппукин - вступил 3 февраля 1996 года (это приятель ???????????. Он в Клубе был недолго, но зато "письма поддержку ранен?ого Филиппукина" вошли в анналы). 
  • юнкер Сам Заин-Алеха - вступил 8 февраля 1996 года (погиб на дуэли, вместо него теперь Сам Кацуц-Алеха).
  • юнкер княжна Болконская - вступила 10 февраля 1996 года (дизайнер Клуба)
  • юнкер Лондонский - вступил 25 февраля 1996 года (до сих пор в строю, добавил к имени Пень-, недавно посетил Св. Землю.).
  • юнкер Бабалюбов-Алкашенко - вступил 28 февраля 1996 года (печально знаменит mail-bombingom).

Как я учился в Академии? Как и многие другие - на собственных ошибках. До Клуба я никогда не бывал в сетевых тусовках и общался по е-mail только лично и только с друзьями. Первый выход на лист - первый скандал. И повод глупейший - введение стандарта транслитерации в Клубе, блин. Потом еще какие-то ссоры... Постепенно нашел свой стиль, научился не отправлять гневные письма сразу же, а давать им "вылежать" и остыть, и т.д.

А потом я занял 1-е место в конкурсе лимериков и покинул гостеприимные стены Школы, перескочив из юнкеров сразу в подпоручики досрочно. Вскоре после этого ректором Школы стал Шапокляк. По-моему, он тогда был в совсем небольших чинах - корнет, если не ошибаюсь. Он-то и поднял статус Школы до Академии и в общих чертах придал ей нынешний вид. Но я тогда был уже не в Академии и еще не в Штабе, поэтому не слишком следил за этой эволюцией.


  • ротмистр Викентий Палыч Сперанский, гусар с октября 1996 года:

Я вступил в клуб в конце октября 1996 года, когда глубокоуважаемый Шапокляк уже неумолимо погружался в пучину порожденного им Интернет-клуба "Что?Где?Когда?", но его шапокляк все еще виднелся на поверхности.

Тогдашняя Академия была представлена незамысловатой страницей, содержащей список выпускников, учащихся, отчисленных, а также троих (насколько я помню), расстрелянных у выгребной ямы (призраки последних тогда еще будоражили воображение членов клуба).

Гусарский клуб тех времен был весьма либерален по отношению к юнкерам. Едва ли не единственным требованием к учащимся было соблюдение минимальной активности (либо чуть большей - не помню точно). Задания, дипломные работы, ограничения в посылке почты на лист "Господа Гусары" были введены позже.

Однако, подавая документы в академию, будущий юнкер обязан был изучить все клубные документы, касающиеся клубной истории, разного рода правил и порядков, и если новоявленный юнкер обнаруживал незнание оных, клубные законы сулили ему отчисление.

Немалый процент юнкеров (больший, чем сейчас), ничем себя не проявив в течении 2x месяцев, отчислялся из академии. Явление каждого из нынешних прославленных офицеров - тогдашних юнкеров, часто сопровождалось волной активности на листе.

Я вступил в клуб, еще в те времена, когда к новым юнкерам относились без лишней подозрительности к их оригинальности, но в результате множества розыгрышей охота за ведьмами овладела гусарством, и всяк вступивший в клуб гиперактивный юнкер попадал под подозрение.


После ухода г-на Бар-Глика в армию перенял бразды проректорства в Академии. Обошлось без бунтов. Можно разве что отметить г-на (покойного) Шмурздюка, который записался тогда в Академию и потряс Штаб (да и меня) своими гммм... "необычными" прожектами. Также отметим, что единственным юнкером, досрочно окончившим Академию в мое ректорство, была подпоручка Манон Лескова (земля ей пухом).

Дивное было время... Много юнкеров приходило, много уходило. Меньше проходило в Клуб. Многие из нынешних офицеров Клуба являются моими "питомцами", но, как вполне понятно, запомнились мне лишь двое: по отрицательным эмоциям - Шмурздюк, и по положительным - Манон.


Ежели у Вас, господин офицер, возникло желание поместить сюда свои воспоминания о пребывании в стенах Юнкерской Академии, пишите, звоните, будут деньги - высылайте.


Обратно в Академию |  Список курсантов |  Кадры |  Устав |  История изменений Устава |  Пособие юнкеру |  Задания |  Учительская |  Вступительный экзамен
Деканозвар Академиии: Гвардии полковник Голохвастов-Обломский
Тиранозам Академиии: рр Сталлоне Ч.Р.
Прозавр Академиии: ппк Пиявкин-Янтарный
Design by Daniel G. Tereschenko

(с) 1995-2009 Гусарский клуб на Куличках.


Stolica.ru
Реклама в Интернет